Марина Дружинина — Открытка

Вовка грустно разглядывал разложенные на столе открытки. И зачем он их купил! Все открытки, конечно, очень красивые. Глаз не оторвёшь! Но ни одна, ни одна из них не подходила для поздравления бабушки с днём рождения! Ужасно жалко, что все они адресованы кому угодно, только не бабушке:

ЛЮБИМОЙ ДЕВУШКЕ;

МИЛОЙ ТЁТЕ;

ДОРОГОЙ МАМОЧКЕ;

НЕНАГЛЯДНОЙ ДОЧЕНЬКЕ.

Других открыток в магазине не оказалось. Вовка и набрал сгоряча таких, какие были. День рождения-то завтра! Открытку «ОБОЖАЕМОМУ ШЕФУ» тоже прихватил на всякий случай. Уж больно хороша! А теперь вот сиди и ломай голову, что с ними со всеми делать.

– Придумал! – наконец радостно хлопнул себя по лбу Вовка. – Допишу кое-чего, и порядок!

Он схватил фломастер и старательно засопел над первой открыткой. Через пару минут на открытке красовалось: «ЛЮБИМОЙ ДЕВУШКЕ моего дедушки». Вовка ещё немножко подумал и решительно добавил: «…которая стала его женой». Чтобы уж точно никто не сомневался, что открытка предназначена именно Вовкиной бабушке.

Но, к сожалению, необходимое пояснение оказалось длинноватым и неряшливо уползло далеко вниз. Не пойдёт!

Вовка принялся обрабатывать вторую открытку. Он долго что-то высчитывал, хмурил брови, щёлкал языком. В конце концов и эта открытка стала убедительно адресована бабушке. Кому же ещё, если на ней написано: «МИЛОЙ ТЁТЕ Асе моего двоюродного дяди Васи»!

Но во время чудесного превращения открытки Вовкина рука предательски дрогнула. В результате – отвратительная помарка. Опять вся красота насмарку!

Вовка тяжело вздохнул и взялся за следующие открытки.

Для третьей и четвёртой подробных дополнений не потребовалось. Получилось изящно и коротко: «ДОРОГОЙ МАМОЧКЕ моей мамы» и «НЕНАГЛЯДНОЙ ДОЧЕНЬКЕ моей прабабушки». Выбирай любую!

– Вот теперь супер! Класс! – довольно крякнул Вовка. Причём так громко, что разбудил котёнка Классика, дремавшего на диване.

Классик решил, что хозяин приглашает его полюбоваться своей работой, бодро вскочил на стол и немедленно опрокинул прямо на открытки стакан с томатным соком, который Вовка собирался выпить, да так и забыл.

Вовка застонал от досады. Он вышвырнул истошно орущего Классика за дверь, забегал по комнате, бешено вращая глазами, потом снова плюхнулся на стул. Еле взял себя в руки.

Итак, оставалась одна открытка – «ОБОЖАЕМОМУ ШЕФУ». «ШЕФ», к счастью, от сока не пострадал.

– Сейчас и ты у меня станешь бабушкой! – зловеще прошипел Вовка и начал шевелить мозгами со страшной силой.

Надо сказать, что не напрасным было это шевеление. Через некоторое время на открытке нарядно извивалось: «ОБОЖАЕМОМУ ШЕФУ-повару нашей семьи». То есть опять-таки бабушке!

Но буква «У»! Букву «У» из слова «ШЕФУ» необходимо было убрать! Иначе неграмотно! Ножичком, что ли, соскрести?

Буква «У» стремительно исчезла под натиском лезвия. А на её месте с точно такой же скоростью образовалась дырка. Всё! Последняя открытка испорчена!

Вовка в сердцах швырнул «ШЕФА» на пол и рухнул на диван.

Утром все поздравляли бабушку с днём рождёния. Вовка тоже чмокнул «новорождённую» в щёчку и вручил ей открытку небывалых размеров.

– Спасибо! Какая прелесть! – обрадовалась бабушка. – Это ты сам смастерил?

Вовка скромно шмыгнул носом.

Открытка действительно удалась на славу: с цветами и сердечками, вырезанными из послания «ЛЮБИМОЙ ДЕВУШКЕ»; с голубями и ленточками из «МИЛОЙ ТЁТИ»; с ящиком шампанского и задорной обезьянкой в галстуке из «ОБОЖАЕМОГО ШЕФА» и конечно же с поздравлением от всей Вовкиной души.