Марина Дружинина — От приятного к неприятному

Первого апреля Павлик начал шутить прямо с утра. Смял бумажку в комочек и позвал кошку Мушку:

– Мушечка! Иди ко мне! Дам кое-что вкусненькое!

Мушка подбежала и замяукала – мол, давай скорее, если вкусненькое.

– С первым апреля! – расхохотался Павлик и бросил кошке бумажку.

Мушка понюхала, отвернулась и пошла прочь. Даже поиграть не захотела: обиделась.

– Глупая! Шуток не понимает, – возмутился Павлик. – Буду шутить с Кирюшей. Кирюша всё-таки человек – должен понимать. Кирюша!

– Я здесь! – пропищал из-за дивана братишка.

– Вот и сиди пока там! – сказал Павлик. Он срочно съел конфету и завернул в нарядную обёртку корочку хлеба. – Кирюша! Вылезай! Вот, это тебе! – Павлик торжественно протянул «конфету».

Кирюша живо схватил её, развернул – в руках оказалась чёрная сухая корочка. Кирюша ничего не мог понять и на всякий случай разревелся.

Павлик испугался:

– Ты чего?! Ты смеяться должен! Это шутка – первое апреля!

Но Кирюша ревел и ревел. Остановился только тогда, когда Павлик выдал ему настоящую конфету.

Павлик растерялся: никто не понимает его шуток! И кошки не понимают, и люди не понимают. И почему так получается?

Когда мама вернулась из магазина, Павлик выложил ей все свои огорчения.

– От твоих шуток, – сказала мама, – и у Мушки, и у Кирюшки сплошные разочарования. Ожидали приятного, а вышло наоборот! Нужно, чтобы шутка шла в другую сторону – от неприятного к приятному. Вот тогда все будут веселы и довольны!

Как хорошо мама умеет объяснять! Теперь Павлику всё стало ясно.

Вскоре пришли гости. Тётя Люся и дядя Юра. Весёлые, с цветами. И сейчас же начались шутки. Ведь первое апреля на дворе!

– У тебя пуговица оторвалась, – сказал дядя Юра.

Но Павлика не проведёшь! Он закричал:

– Первое апреля – никому не верю! А у вас рожки на голове!

Дядя Юра сделал большие глаза и возмущённо спросил жену:

– Говори честно, есть у меня рожки? Тётя Люся засмеялась:

– Конечно, есть, ведь сегодня праздник – первое апреля!

И все засмеялись. А Павлик был особенно доволен: его шутка удалась. Она оказалась как раз такой, как нужно. С переходом от неприятного к приятному. Чего уж тут приятного для дяди Юры – ходить как чучело, с рожками! А то, что их не оказалось, приятная неожиданность.

За столом веселились, шутили. Чувствовали себя замечательно. И тут Павлику захотелось отколоть такую шутку, та-а-акую! Чтобы все вообще закачались! И сказали про него: «Во даёт! Ну шутник!»

В самый разгар веселья он вылез из-за стола и пробрался в детскую. Встал посередине комнаты. Да как завопит истошным голосом:

– А-а-а-а-а-а!!! Помогите! А-а-а-а!

Загрохотали стулья, в коридоре рухнул со стены велосипед. И в комнату влетели все – родители и гости, бледные и красные.

– Боже мой! – воскликнула мама. – Что случилось?

– С первым апреля! – весело прокричал Павлик.

– Ты с ума сошёл! Разве можно так шутить? У меня чуть сердце не разорвалось. – Мама без сил опустилась на стул.

– Во даёт! Ну и шутник… – только и вымолвили тётя Люся и дядя Юра.

А папа молча, без всяких шуток отшлёпал Павлика.

Опять получилось не совсем удачно, в другую сторону – от приятного к неприятному. Оказывается, сложное это дело – правильно шутить.