Борис Житков — Над водой

— Я так мечтала полететь к облакам, а теперь боюсь, боюсь! — говорила

дама, которую подсаживал в каюту аэроплана толстый мужчина в дорожном

пальто.

— Теперь — как по железной дороге, — утешал ее толстяк, — даже лучше:

никаких стрелочников, столкновений, снежных заносов. — За ними неторопливо

протискивался военный с пакетами, с толстым портфелем и с револьвером поверх

шинели.

Долговязый мрачный пассажир с сердитым подозрительным видом осматривал

аппарат со всех сторон, ничего не понимал, но думал, что все же надежнее,

если самому посмотреть.

Он подошел к пилоту, который возился у рулей, и спросил сухим голосом:

— А скажите, в воздухе бывают бури? И эти ямы воздушные? Ведь ночью их

не видать?

Пилот улыбнулся.

— Да и днем их не видно.

— А если провалимся, то?..

— Ну пролетим вниз немного, не беда, — мы высоко полетим.

— Ах, очень высоко? — вмешался молодой человек в синей кепке, тоже

пассажир. — Это очень приятно! — сказал он храбро. Хотел улыбнуться, но

вышло кисло. Долговязый злобно взглянул на него и ушел в каюту, где и уселся

рядом с толстяком.

— Э-эй, обормоты! Не разливай бензина! — крикнул пилот мальчишкам,

которые наполняли из жестянок бензинные баки.

— Ладно, черт! — сказал один из них и ловко вынул из отверстия бака

сетчатый стакан, через который лился и фильтровался от сора бензин.

— Теперя ходче пойдет. Чего зря-то мерзнуть! А засорится мотор — так

тебе, дьяволу, и надо, лайся больше! Сам обормотина! — вполголоса ворчал

мальчишка.

Наконец все было готово, все десять пассажиров сидели по местам. Пора

лететь. Механик еще раз посмотрел, все ли исправно.

— А что ж, меня-то возьмешь? — спросил механика ученик Федорчук.

— Нет, ты тут подлетывай. В большой рейс тебя не рука брать. Лучше

набрать чего-нибудь, повезти продать пуда четыре.

— Так ведь какое тут ученье! Взяли бы — пригодился б, может быть.

— Какая от тебя польза, одно слово — балласт, — отрезал механик.

Но пилоту стало жаль Федорчука.

— Я все равно никакой спекуляции везти не дам, чего там! Пусть учится.

Одевайся — полетишь!

Федорчук бегом пустился в ангар одеваться.

Снялись.

Аппарат набирал высоты, выше и выше, шел к снежным облакам, которые до

горизонта обволокли небо плотным куполом. Там, выше этих облаков, — яркое,

яркое солнце, а внизу ослепительно белая пустыня — те же облака сверху.

Два мотора вертели два винта. За их треском трудно было слушать друг

друга пассажирам, которые сидели в каюте аппарата. Они переписывались на

клочках бумаги. Некоторые, не отрываясь, глядели в окна, другие, наоборот,

старались смотреть в пол, чтобы как-нибудь не увидать, на какой они высоте,

и не испугаться, но они чувствовали, что под ними, и от этого не могли ни о

чем больше думать. Дама достала книжку и, не отрываясь, в нее смотрела, но

ничего не понимала.

— А мы все поднимаемся, — написал на бумажке веселый толстый пассажир,

смотревший в окно, своему обалдевшему соседу.

Тот прочел, махнул раздраженно рукой, натянул еще глубже свою шляпу и

ниже наклонился к полу. Толстый пассажир достал из саквояжа бутерброды и

принялся спокойно есть.

А впереди у управления сидели пилот, механик и ученик. Все были тепло

одеты, в кожаных шлемах. Механик знаками показывал ученику на приборы: на

альтиметр, который показывал высоту, на манометры, показывавшие давление

масла и бензина. Ученик следил за его жестами и писал у себя в книжечке

вопросы корявыми буквами — руки были в огромных теплых перчатках. Альтиметр

показывал 800 метров и шел вверх. Уже близко облака.

— А как в облаках? — писал Федорчук.

— Чепуха, увидишь, — ответил механик.

Ученик не спешил бояться, хоть никогда в облаках не был. Грешным делом,

он все-таки подумывал, что непременно должно выйти что-нибудь вроде

столкновения. Впереди было совсем туманно, но через минуту аппарат попал в

полосу снега, который, казалось, летел не сверху, а прямо навстречу.

Снег залепил окно впереди пилота — внизу ничего не было видно. Пилот

правил по компасу, но все так же забирал выше и выше. Стало темнее.

Механик написал Федорчуку:

— Мы в облаках.

Вокруг них был густой туман и стало темно, как в сумерки. Да и поздно

было — оставалось полчаса до заката.

Но вот стало светлеть, еще и еще, и яркое солнце совсем на горизонте

весело засверкало на залепленных снегом стеклах. Даже пассажиры, что

смотрели в пол, приободрились и ожили. Сильный ветер от хода аппарата сдул

налипший на стекла снег, и стало видно яркую пелену внизу до самого

горизонта, как будто над бесконечной снежной равниной несся аппарат.

Пилот смотрел по часам и высчитывал в уме, где они сейчас должны были

быть. Солнце зашло. Механик включил свет, и оттого в каюте у пассажиров

стало уютней. Все привыкли к равномерному реву моторов и свисту ветра. В

каюте было тепло, и можно было забыть, что под аппаратом полторы версты

пустого пространства, что если упасть, то ворон костей не соберет, что жизнь

всех — в искусстве пилота и исправной работе моторов. Многие совсем

развеселились, а толстый пассажир посылал всем смешные записки.

Вдруг в рев моторов ворвались какие-то перебои. Пассажиры беспокойно

переглянулись. Долговязый побледнел и в первый раз взглянул в окно: оттуда

на него глянула пустая темнота, только отражение лампочки тряслось в стекле.

Но перебои прекратились, и опять по-прежнему ровным воем ревели моторы.

— Не пугайтесь, — писал толстяк, — если и станут моторы, мы спланируем.

— В море, — приписал долговязый и передал записку обратно.

Действительно, аппарат летел теперь над морем. Механик напряженно

слушал рев моторов, как доктор слушает сердце больного. Он понял, что был

пропуск, что, вероятно, засорился карбюратор — через него попадает бензин в

мотор, а что теперь пронесло; но уже знал, что бензин не чист, и боялся, что

засорится карбюратор — и станет мотор.

Федорчук спросил, в чем дело. Но механик отмахнулся и, не отвечая,

продолжал напряженно прислушиваться. Ученик старался сам догадаться, отчего

это поперхнулся мотор. Тысяча причин: магнето, свечи, клапана — и какой

мотор, правый или левый? В каждом моторе, опять же, два карбюратора.

Федорчуку тоже приходило в голову, не засорилось ли.

«Ну, подумал Федорчук, будем планировать и чиниться в воздухе».

Но ему было удивительно, почему так перепугался этот знающий механик.

Такой он трус или, в самом деле, что-нибудь серьезное, чего в полете не

исправить, а он, новичок, не понимает?

Но тут рев моторов стал вдвое слабее. Пилот повернул руль и выключил

левый мотор. Федорчук понял, что правый стал сам.

Механик побледнел и стал качать ручной помпой воздух в бензинный бак.

Федорчук сообразил, что он хочет напором бензина прочистить засорившийся

карбюратор, он знал уже, что это ни к чему. Пилот кричал на ухо механику,

чтобы тот шел на крыло наладить остановившийся мотор.

Альтиметр показывал 1900 метров.

А в каюте встревоженные пассажиры глядели друг другу в испуганные лица,

и даже толстяк писал не совсем четко: рука его тряслась немного.

— Мы планируем, сейчас исправят мотор, и мы полетим.

Но мысленно все прибавляли: вниз головой в море.

Пассажиры не знали, на какой они высоте.

Все боялись моря внизу, и в то же время их пугала высота.

Долговязый пассажир вдруг сорвался с места и бросился к дверям каюты;

он дергал ручку, как будто хотел вырваться из горящего дома. Но дверь была

заперта снаружи. Дама выпустила из рук книжку, дико, пронзительно закричала.

Все вздрогнули, вскочили с мест и стали бесцельно метаться.

Толстяк повторял, не понимая своих слов:

— Я скажу, чтобы летели, сейчас скажу!..

Дама повернулась к окну и вдруг мелко и слабо забарабанила кулачками по

стеклу, но сейчас же упала без чувств поперек каюты.

Военный, бледный как полотно, стоял и глядел в черное окно

остановившимися глазами. Колени его тряслись, он еле стоял на ногах, но не

мог отвести глаз. Молодой человек в синей кепке закрыл лицо руками, как

будто у него болели зубы. В переднем углу пожилой пассажир мотал болезненно

головой и вскрикивал: «Га-га-га». В такт этому крику все сильнее дергалась

ручка двери, и больше раскачивался молодой человек. «Га-га-га» перешло в

исступленный рев, и вдруг все пассажиры завыли, застонали раздирающим хором.

А механик все возился, все подкачивал помпу, стукал пальцем по стеклу

манометра. Пилот толкнул его локтем и строго кивнул головой в сторону выхода

на крыло. Механик сунулся, но сейчас же вернулся — он стал рыться в ящике с

инструментами, а они лежали в своих гнездах, в строгом порядке. Хватал один

ключ, бросал, мотал головой, что-то шептал и снова рылся. Федорчук теперь

ясно видел, что механик струсил и ни за что уж не выйдет на крыло. Пилот

раздраженно толкнул механика кулаком в шлем и ткнул пальцем на альтиметр: он

показывал 650.

Шестьсот пятьдесят метров до моря.

Механик утвердительно закивал головой и еще быстрее стал перебирать

инструменты. Пилот крикнул:

— Возьми руль!

Хотел встать и сам пойти к мотору. Но механик испуганно замахал руками

и откинулся на спинку сиденья.

Федорчук вскочил.

— Давай ключ! — крикнул он механику. Тот дрожащей рукой сунул ему в

руку маленький гаечный ключик. Федорчук вышел на крыло.

Резкий пронизывающий ветер нес холодный туман, — он скользкой корой

намерзал на крыльях, на стойках, на проволочных тягах.

— К мотору!

Рискуя каждую секунду слететь вниз, добрался Федорчук до мотора. Теплый

еще.

Федорчук слышал вой из пассажирской каюты и нащупывал на карбюраторе

нужную гайку.

— Вот она!

Скользко стоять, ветер ревет и толкает с крыла.

Вот гайка поддалась.

Идет дело!

Спешит Федорчук, и уж слышно, как ревет внизу море. Еще минута, другая

— и аппарат со всеми людьми потонет в мерзлой воде.

— Готово!

Теперь гайку на место! Замерзли пальцы, не попадает на резьбу проклятая

гайка. Сейчас, сейчас на месте, теперь немного еще притянуть.

— Есть! — заорал Федорчук во всю силу своих легких.

Включили электрический пуск, и заревели моторы. В каюте все сразу

стихли и опустились, где кто был: на пол, на диваны, друг на друга. Толстяк

первый пришел в себя и стал подымать бесчувственную даму.

А Федорчук смело лез по крылу назад к управлению. У него весело было на

сердце. Порывы штормового ветра бросали аппарат. Федорчук взялся за ручку

дверцы, но соскользнула нога с обледенелого крыла, ручка выскользнула из

рук, и Федорчук сорвался в темную пустоту.

Через минуту пилот злобно взглянул на механика. Тот, бледный, все еще

перебирал инструменты в ящике. Оба понимали, почему нет Федорчука.